8 сентября, 11:25

Житель Пушкина Владимир Половинкин рассказал о своем военном детстве

Сегодня, 8 сентября, день начала блокады Ленинграда. Совсем немного осталось живых свидетелей тех страшных дней. Владимир Яковлевич Половинкин помнит, как началась Вторая мировая. В 1941 году он, 9-летний мальчишка жил с семьей в Пушкине.

В детской памяти навсегда остались воспоминания о том, как в город вошли немцы. Интервью, ставшее основой сюжета, нам удалось записать в антиквартном магазине "Кстати". Детские воспоминания выслушала корреспондент Евгения Булатова.


Когда объявлялась тревога, мы укрывались в бомбоубежище. Оно находилось недалеко от нашего дома. Угол Коминтерна и Пушкинская.

В какой-то день вдруг слышим, что немцы пришли.

За Московскими воротами и дальше через дорогу, были поля, где была морковка. Тетя знала, что там есть. И мы ходили ее копать. Когда проходили идя за морковкой мимо авангарда, сейчас там стоит часовня. На углу тротуара, напротив кинотеатра, стоял металлический столб с указателем перехода. И на этом указателе висел мужчина повешенный. Почти касался ногами земли. Видел повешенного на фонарных столбах.

Владимир Половинкин, житель города Пушкин


Немцы вошли и через какое-то время начали выселять часть города, которая ближе к Ленинграду. Начали переселять жителей глубже в город. И мы оказались в здании школы. Там было много переселенцев, как мы. Когда нас отсюда выгоняли в Гатчину, это был октябрь и первый снег.

Можете себе представить, я 9-летний, брат мой и младший, ему 3 года. 3-летнего посадили на саночки и повезли туда. Но санки сломались вдруг. И такого маленького приходилось держать за руку и тащить за собой в эту Гатчину. 

Владимир Половинкин, житель города Пушкин


В Гатчине мы оказались в лагере. Немцы держали заключенных в бараках. К весне мы оказались в деревне Ереховы Дубяги. Мы прожили там до осени или середины лета 42 года. Дальше тетю забирают на лесоповал. И мы с тетей оказываемся на станции Ям. Все время пока мы жили в оккупации, матери пытались чем-то зарабатывать. Чтобы жить. Брались за любую работу. Шить, вязать. 

Владимир Половинкин, житель города Пушкин


Пришло лето, весна, мы развели огород. Что-то вырастили. Ходили в лес собирали грибы. Заготавливали ягоды. И вот пришла осень, тут уже наши наступали. Я мальчишка, копаю яму, в подвале нашего домишки. И мы весь урожай прячем. В октябре месяце, когда объявили,что завтра прийти на станцию. Мы под котомки и в лес бежать всей двойной семьей.

Шли в лагерь, который организовали партизаны. Вторая ночь, ночуем. Просыпаемся, уже ледочек. Пришли в лагерь, там стоят шалаши. Из лапника. А уже снег. 

Владимир Половинкин, житель города Пушкин


Приходит весна и мы в конце апреля, начале мая приезжаем в Пушкин. Нас привезли железной дорогой до александровской. Оттуда на машинах. Нас везут мимо дворца. И помню, что женщины говорили дворец эта честь не сгорела. 

Владимир Половинкин, житель города Пушкин


Самый голодный год был 1946. Картошка погибла, а крахмал не гибнет, вот это собирали. Кислицу, щавели. Собирали клюкву, получали соль, а мы ходили обменивали эту соль на картошку.

А наш отец не вернулся. Он погиб еще в начале войны. Товарищ прислал письмо, а документы не были посланы и отец остался пропавшим без вести. 

Владимир Половинкин, житель города Пушкин