10 апреля, 16:57

"Студия 1": о том, какие лекарства помогают в лечении коронавирусной инфекции

«Студия 1» в совершенно новом формате, мы выходим по удаленному режиму. И сегодня, 10 апреля, первое интервью в таком формате мы взяли у человека, который в нынешней непростой и тревожной ситуации знает чуть больше, чем мы все вместе взятые.

О том, какие лекарства помогают от коронавирусной инфекции и правда ли, что среди них препараты от ВИЧ - об этом поговорили с гостем "Студии 1".

Гость программы: Алексей Юрьевич Ковеленов, главный внештатный специалист по инфекционным болезням Комитета по здравоохранению Ленинградской области, доктор медицинских наук и главный врач областного Центра по профилактике и борьбе со СПИДом.


Александра Ковжаровская: "Спасибо, что нашли время. Вы на работе?".

Алексей Ковеленов: "Да на рабочем месте!".

Александра Ковжаровская: "Как обстановка у вас в СПИД-Центре? Почему спрашиваю: как только пандемию объявили пандемией интерес к препаратам от ВИЧ и СПИД резко возник. В этой связи вопрос: что происходит в Вашем ведомстве?".

Алексей Ковеленов: "Препараты, которые получают наши пациенты, они поступают по федеральным поставкам, поэтому изъять их для пациентов с коронавирусом не так-то просто. Для этого нужны разрешительные документы самого высокого уровня, поэтому Комитет по здравоохранению закупает сейчас препараты, которые используются при ВИЧ-инфекции, и которые эффективны, как оказалось при коронавирусной инфекции, закупает за счет регионального бюджета".

Александра Ковжаровская: "Откуда мы знаем, что эти препараты эффективны в борьбе с коронавирусом? Версий много, доказанных нет".

Алексей Ковеленов: "В отчетах китайских коллег прозвучали препараты-ингибиторы интегразы, ретро-вируса, который вызывает ВИЧ. Как оказалось, у коронавируса тоже есть фермент этот, и он ингибируется этими препаратами. По их отчетам, использование при коронавирусной инфекции имеет эффективность.

Александра Ковжаровская: "Не получится так, что мы в борьбе с коронавирусом используя эти препараты, создадим себе новые проблемы? Почему я так говорю, потому что доказанной схемы нет, кто-то говорит, что Россия защищена, потому что у нас с советского прошлого делаются определенные прививки, которые делают нас чуть менее уязвимыми, по сравнению с другими странами, все-таки препараты от ВИЧ, СПИДа, это терапия очень жесткая".

Алексей Ковеленов: "Жесткая она при длительном приеме. Здесь курсы противовирусной терапии ограничиваются двумя неделями. За это время, я думаю, серьезных побочных эффектов не успевает развиться. И по отчетам китайских коллег, у них не было существенных проблем с этой терапией. Но действительно, противомалярийные препараты все больше выходят на первый план, потому что в патогенезе этого заболевания оказывается, что эти препараты препятствуют проникновению вируса в эритроциты, по аналогии с малярии. Там плазодий проникает в эритроцит и разрушает, здесь тоже наблюдается этот эффект, эти препараты все-таки используют в первую очередь.

Александра Ковжаровская: "Алексей Юрьевич, а на жителей Ленинградской области, у которых уже диагностирован точный диагноз Ковид 19, противовирусные препараты от ВИЧ, Спида уже были опробованы?".

Алексей Ковеленов: "Собственные стационарные койки у нас только с сегодняшнего дня, на этой недели буквально открыты. Противмалярийные препараты в стадии закупки, но на следующей неделе они уже появятся, а основная часть наших пациентов в городской больнице имени Боткина находятся и там получают полную терапию".

Александра Ковжаровская: "А какого плана там протокол?".

Алексей Ковеленов: "Там противомалярийные в основном, но в при тяжелых случаях добавляют противобактериальную терапию от сепсиса, противовирусную, потому что не исключают заражение и вирусом Гриппа в том числе. Схема отработана, и при тяжелых формах одной противовирусной терапии недостаточно, это и вентиляция легких, и экстракорпоральное очищение крови используют, это гемофильтрация, плазмофильтрация, то есть очищение специальными приборами. В Боткина это уже делают".

Александра Ковжаровская: "Вы сейчас упомянули, что у вас буквально сейчас появляются койки – что это значит? Вот есть областной центр по профилактике СПИДа, на его базе появляются койки для больных с Ковид 19?".

Алексей Ковеленов: "Нет, у нас в 6 районных больницах и в областной больнице с этой недели началось развертывание и полностью будет на следующей недели все развернуто, это около 700 коек, оснащенных на 30 процентов, согласно распоряжению Минздрава, приборами искусственной вентиляции легких, с проводкой кислорода, и основной стационар – это диспансер на Полюстровском, сегодня н уже начал принимать больных.

Александра Ковжаровская: "Такое количество коек, которое заявляется властями, это перестраховка, или Вы, как врач, реально ожидаете такое количество больных?"

Алексей Ковеленов: "Учитывая, что на одного больного приходится трое контактных, то их тоже надо изолировать. А с учетом, того что эпидемия еще не достигла своего пика, лучше будет избыточное количество коек, че недостаточное".

Александра Ковжаровская: "Регион на Ваш взгляд полностью готов? Внештатных ситуаций не боитесь?".

Алексей Ковеленов: "Мы готовы полностью. И в плане защиты медицинского персонала, и в плане оснащения приборами ИВЛ, обеспеченья кислородом, и медицинскими препаратами. И это только первый этап, еще в резерве есть еще 1000 коек, которые постепенно при необходимости будут развернуты".

Александра Ковжаровская: "Давайте попытаемся развеять мифы. Буквально вчера вечером в Интернете версию, что среди нас много людей, которые перенесли Ковид бессимптомно, но тем не менее организму нанесен тяжелейший урон, в том числе говорят, что легкие тех, кто переболел, уже повреждены – это так?".

Алексей Ковеленов: "На счет формирования фиброза легких после перенесенного коронавирусного заболевания, это касается тех, у кого развивается пневмония. А пневмония развивается только в среднетяжелых и тяжелых формах, легкие формы протекают как ОРВИ".

Александра Ковжаровская: "Давайте посмотрим на группы риска: это люди старше 65 лет, кто еще? На Ваш взгляд, с учетом китайского, итальянского, американского и российского опыта". 

"Да, это лица старше 65 лет и лица с хроническими заболеваниями. Прежде всего с заболеваниями легких, сердечно-сосудистые заболевания, сахарный диабет, метаболические расстройства, ожирение. Сейчас появились сообщения, что и беременные, и дети. В Москве уже несколько детей на ИВЛ. Контингент становится более молодой".

Александра Ковжаровская: "Про ВИЧ и СПИД в свое время тоже очень обсуждался, а сейчас мир изменился и групп риск уже нет. У вас как у доктора, нет ощущения с коронавирусом происходит тоже самое?".

Алексей Ковеленов: "Да, похожая ситуация. Вирус расширяет свою сферу влияния, распространяется на все население".

Александра Ковжаровская: "Ваши подопечные, люди с положительным диагнозом на ВИЧ, это группа риска?".

Алексей Ковеленов: "Конечно же. Те больные, которые не получают терапию, у которых снижен иммунный статус, конечно же, они в группе риска. И по зарубежному опыту, на этом фоне у них протекает заболевание тяжело, и высокая смертность.

Александра Ковжаровская: "Какие рекомендации Вы даете своим пациентам? У которых диагностирован ВИЧ, СПИД?".

Алексей Ковеленов: "Естественно самоизоляция, мы сейчас максимально увеличили на какой срок мы даем препараты, минимум на 3 месяца, а по желанию на 4 и 5, чтобы меньше было перемещений. Но основная часть у нас получает в районах, поэтому поездки ограничиваются районами. А те которые проживают в городе, они и получают в городе, это рядом".

Александра Ковжаровская: "В Петербурге людям старше 65 лет рекомендовано в обязательном порядке сдать тест на Ковид 19, и действует предписание для этой группы находиться на самоизоляции. В Ленинградской области такие ограничения существуют?".

Алексей Ковеленов: "Да точно так же обязаны".

Александра Ковжаровская: "Отсюда вопрос: люди с подтверждённым статусом ВИЧ, СПИД в такой же степени опасности, для них есть предписание самоизолироваться?".

Алексей Ковеленов: "Лица давно получающие терапию, у которых восстановился иммунный статус или он не был нарушен, у них нулевая вирусная нагрузка, они ничем не отличаются от неВИЧинфицированного, к ним те же правила применяются. Но лица, у которых еще не восстановился иммунный статус, у которых высокая вирусная нагрузка еще не снизилась, тем рекомендуем находиться дома, и препараты мы вам привезем домой. Какие-то распорядительные акты здесь вряд ли применимы, потому что это связано с раскрытием статуса. Мы боимся этого делать, работаем индивидуально".

Александра Ковжаровская: "А я на помню, что по российскому законодательству, человек защищен от того, чтобы его статус был раскрыт".

Александра Ковжаровская: "Алексей Юрьевич, скажите, если кто-то из нашего окружения, предположим, сосед, заболел Ковид 19, мы как соседи имеем право знать о диагнозе?".

Алексей Ковеленов: "Я думаю, что должны знать соседи, что есть инфицированный, что он находится в самоизоляции, в том числе для того, чтобы они знали, что с соседом контактировать нельзя, и в случае если он нарушает режим предупреждали, сообщали в службу Роспотребнадзора".

Александра Ковжаровская: "Но вы, как человек с многолетним опытом работы с ВИЧ, понимаете, что дискриминация в том числе по статусу иммунному многие годы была жесткой проблемой, с которой боролись и врачи, и психологи. Здесь не будет жестких необоснованных действий со стороны социума?".

Алексей Ковеленов: "Это две большие разницы, заразиться Ковидом можно на улице, транспорте, где угодно, а к ВИЧ приводят определенные действия. И ВИЧ, и СПИД это на всю жизнь, а здесь кратковременная ситуация. Я думаю здесь никакая дискриминация не может быть. Но осторожность нужно соблюдать в первую очередь тем, кто инфицирован. Взываем к их совести".

Александра Ковжаровская: "Вы как главный врач СПИД-Центра, находите общие черты у этих заболевания с точки зрения социального восприятия?".

Алексей Ковеленов: "Да сходства есть. Особенно если этот пациент не будет соблюдать меры самоизоляции, то это даже оправдано. Здесь нужно сразу сообщать в органы Роспотребнадзора, чтобы к этому человеку были примяты санкции. Потому что это бомба, которая может заразить всех окружающих. И если у человека в сознании это не укладывается, надо ему помочь".

Александра Ковжаровская: "На Ваш взгляд, как долго мы будем бороться с этой напастью?"

Алексей Ковеленов: "Я думаю, к концу полугодия мы уже начнем забывать об этом".