Встреча у Северной Самарки: Ленобласть и экоактивисты нашли взаимопонимание по мусорному вопросу
1 марта, 20:37

Встреча у Северной Самарки: Ленобласть и экоактивисты нашли взаимопонимание по мусорному вопросу

В воскресенье, 1 марта, состоялась встреча руководителя регионального Управления по обращению с отходами Алексея Пименова с общественностью, выступающей против полигона Северная Самарка, расположенного во Всеволожском районе.

Разговор вышел мирный, без политики и протестных лозунгов, отмечает в своей статье издание online47.ru.

Как оказалось в ходе беседы, между противниками свалки и администрацией 47 региона разногласий нет. Обе стороны выступают за строительство мусороперерабатывающих заводов, а также за сокращения количества и площади действующих полигонов.

Что касается работы Северной Самарки, то и здесь есть понимание. С выявленными на полигоне нарушениями не желают мириться ни местные жители, ни региональные чиновники, ни надзорные ведомства. Закрыть его нужно, но грамотно и по закону.

Борьба жителей ряда населенных пунктов Всеволожского района с Северной Самаркой продолжается не первый год. Недовольство соседей полигона неоднократно становилось причиной проверок, которые выявляли как нарушения при эксплуатации свалки, так и факты нанесения ущерба окружающей среде.

В конце февраля этого года стало известно, что Росприроднадзор направил материалы очередной проверки в суд, чтобы приостановить деятельность полигона Северная Самарка. Пока на 90 дней. Кроме того, ведомство отклонило техническую документацию по второй очереди Северной Самарки, а администрации Всеволожского района отозвала согласование землеотвода под расширение полигона.

Между тем, вопросы у ленинградцев, живущих по соседству с полигоном, всё же остались. В связи с этим, руководитель Управления по обращению с отходами Ленинградской области Алексей Пименов решил лично встретиться с активистами.

Встреча с прошла в поле с видом на Северную Самарку. Ряд активистов для наглядности решил взять с собой респираторы и маски, чтобы продемонстрировать, как тяжело здесь дышать. Однако средства защиты не пригодились - не пахло. Встреча прошла без транспарантов и лозунгов. 

Разговор касался не столько Северной Самарке, сколько реализации реформы системы обращения с отходами в Ленинградской области. Более того, активисты сами решили предложить свою помощь и содействие региональному правительству по этому вопросу.

Активисты требуют закрыть Северную Самарку (этот процесс на сегодняшний день уже запущен по инициативе Росприроднадзора). По всему региону внедрить раздельный сбор мусора. При этом активисты предлагают свою помощь: готовы дежурить возле контейнерных площадок и проводить разъяснительную работу с гражданами. Строить в регионе мусороперерабатывающие заводы и участвовать в обсуждениях должны представители инициативных групп общественников как от Ленобласти, так и из Санкт-Петербурга. Запретить мусоросжигание на территории Ленинградской области. Хотя и этот вопрос в регионе уже решен. По крайней мере, Алексей Пименов четко обозначил, что региональные власти против мусоросжигания, да и потребность в этом у энергообеспеченной Ленобласти полностью отсутствует.

По всем этим вопросам активисты Северной Самарки готовы оказывать любую посильную поддержку Правительству Ленинградской области и профильным ведомствам.

В ходе диалога Алексей Пименов подтвердил, что противоречий между активистами и официальной позицией региональных властей по всем озвученным вопросам нет.


"Противоречии в понимании у Администрации нет никаких. Все понимают, что мы не хотим расширять полигоны. Мы хотим строить заводы. Давайте смотреть, что мы сейчас можем сделать с Северной Самаркой. Закрывает полигон все-таки не администрация Ленинградской области, закрывает федеральный Росприроднадзор. Мы находимся сейчас с этим ведомством в режиме постоянного взаимодействия".

Алексей Пименов, и.о. начальника управления Ленинградской области по организации и контролю деятельности по обращению с отходами


Прощались в итоге на дружеской ноте. Можно сделать вывод, что камня за пазухой все-таки ни у кого не осталось.