16 октября, 11:12

В Волосовском районе пенсионерка 8 лет вынуждена жить в разрушенном доме

Есть прописка и есть жильё, если это можно назвать жильём. 80-летняя пенсионерка из деревни Молосковицы уже 8 лет живет в расселённом доме. Двухэтажка из силикатного кирпича просится на снос.

Жильцов давно расселили, а про Тамару Дикареву чиновники словно забыли. Многочисленные письма. в том числе и в прокуратуру результатов пока не дали. В ситуации разбиралась корреспондент Софья Королёва.


Невзрачное и, на первый взгляд, будто заброшенное здание имеет адрес: деревня Молосковицы, дом номер 15. Частично отсутствующие на первом этаже окна, кажется, говорят о том, что здесь давно никто не живет. В подъезде пахнет сыростью, а лестница держится на честном слове и, кажется, вот-вот обрушится. В соседней квартире отсутствует даже дверь, а внутри давно обрушилась несущая стена. И лишь в квартире №7 продолжает выживать 80-летняя пенсионерка.

Из просторной спальни, в которой вот-вот рухнет потолок, сын перевёл Тамару Осиповну в маленькую комнату — она и безопаснее, и отапливать проще.


А что тут удобного? Всё неудобное. Один холод чего стоит. Зима придет — замерзаю.

Тамара Дикарева, житель д. Молосковицы


Печь обвалилась 8 лет назад, когда дом постройки 60-х годов прошлого века буквально ходуном пошёл, а из огромных щелей задул ветер.


Воды нет, туалета нет, отопление — вот эту печку летом отремонтировали. От безысходности. Потому что они теперь молчат и не думают шевелиться.

Александр Дикарев, сын Тамары Дикаревой


Первой к сотрудникам местной администрации обратилась сама пенсионерка, ещё 6 лет назад. Результат не заставил себя долго ждать, и Тамару Осиповну отправили в Извару, в дом престарелых. Три зимы она провела там, а на четвёртую, как ей сказали, исчерпала лимит нахождения в соцучреждении — и вернулась домой. В это же время сын Александр услышал от знакомых о программе расселения ветхого жилья.


Приехала комиссия, признали дом. Через месяца три после этого акта попросили заявление написать, вот в ноябре будет 2 года. А они даже трубку не берут.

Александр Дикарев, сын Тамары Дикаревой


За это время несколько поселений Волосовского района объединили, администрация переехала и поменяла руководителя. О проблеме Тамары Дикаревой сотрудники знают.

Впрочем, в программу расселения до 2025 дом в Молосковицах не попал. Когда его признали аварийным, список на ближайшее расселение уже был сформирован.


В настоящее время администрацией Большеврудского поселения, мы правда сейчас изыскиваем возможность формирования маневренного фонда. На сегодняшний день у нас около 18 погорельцев и очередь 116 человек. Маневренного фонда просто нет. Сейчас найдем, вот в Красном Луче мы стараемся сделать, может быть, в Курске или в Беседе, как только первый маневренный фонд — дадим ей.

Алексей Музалев, глава Большеврудского сельского поселения


Вот насколько пол ушел вместе с печкой, и вот, смотрите, вот полностью оно лопнуло, вместе с полом садится. Там выгребная яма, она глубиной с мой рост. Вот когда это провалится? Может завтра, может послезавтра.

Александр Дикарев, сын Тамары Дикаревой


Тамара Дикарева всю жизнь прожила в Волосовском районе, в 1988 из Большой Вруды переехала в Молосковицы, получила жильё, работая в больнице. Но теперь, когда полы проваливаются, а на лестничную площадку даже выходить страшно — готова поменять прописку.


Пусть бы не квартира, мне квартиру не надо теперь. Одну комнату бы дали — и мне хватило бы.

Тамара Дикарева, житель д. Молосковицы


Сейчас Тамара Дикарева — единственная, кто прописан в доме 15 в Молосковицах. Многих соседей уже нет в живых, другие давно переехали. Платит пенсионерка лишь за электричество, выходит немало: в холода печь не справляется, приходится ставить ещё два обогревателя.