16 февраля, 14:30

Журналист Кирилл Вышинский, который провел 470 дней в украинской тюрьме – о свой книге, об Украине, о прошлом и настоящем

Он провел больше года в украинских тюрьмах по обвинению в государственной измене. Его имя звучало на заседаниях правозащитных организаций и во время переговоров лидеров мировых государств. Он стал одним из самых известных участников обмена между Россией и Украиной.

Кирилл Вышинский, во время Майдана сотрудничавший с российскими СМИ, а после - арестованный СБУ по обвинению в государственной измене - о себе, о Майдане, о Родине. 


Встречу организовал член совета по межнациональным отношениям при губернаторе Ленинградской области Герман Владимиров.

Журналист представил свою книгу "Жил напротив тюрьмы". Кирилл провел 450 дней в заключении в украинских СИЗО. За него заступались правозащитные организации, его судьбу обсуждали лидеры мировых государств.

Кирилл Вышинский приехал в Россию в рамках обмена по формуле 35 на 35.  В числе прочих в ответ Москва передала Киеву Олега Сенцова и 24 украинских моряков. Но для Кирилла Вышинского, родившегося на Украине и прожившего там всю жизнь, это был непростой выбор.


МАЙДАН 

Казалось, что народ восстал против поработителя. Что потом выяснилось? Выяснилось, что это, как у нас шутили по поводу первого Майдана, заговор миллионеров против миллиардеров. То есть, олигархи средней руки, такие как Порошенко, Яценюк, и те, кто был рядом с ними, пытались отнять власть у донецких. Это был такой первый срез. А на самом деле, это был большой проект под американским посольством, посольством европейских государств развернуть Украину к европейскому рынку, втянуть в европейское сообщество… У этого события, у Майдана, было несколько слоев. Первый слой - то, что видели в телевизоре, в интернете, в соцсетях. Был слой внутриукраинский и был слой геополитический. И это был такой слоеный пирог, когда начинаешь через крем, через тесто вглубь, наверное, как вглубь земли – чем глубже, тем ужаснее. Потому что когда открывается подоплека, то становится не по себе, но, с другой стороны, понимаешь, насколько цинично и прагматично это делалось.

Кирилл Вышинский, автор книги "Жил напротив тюрьмы", журналист


АРЕСТ 

Да, мы писали о событиях в Крыму, но тогда не было людей, которые бы об этом не писали. Невозможно, когда в стране происходит такое, об этом не писать. Об этом писали все. Мы очень внимательно следили за балансом, за главным журналистским принципом - давать разные точки зрения. Даже комментарий по референдуму 2014 года мы давали по принципу один в один: один комментарий положительный, другой - отрицательный. Для того чтобы читатель мог принять для себя и выбрать свою точку зрения… В тюрьму попадают очень наивные люди, если речь идет о политике. Я никогда не предполагал, что это может решиться так просто. Что ты готовишься фехтовать, а тебя бьют ломом по затылку сзади. Произошло то же самое… Ну вот в одно прекрасное утро пришли ко мне. Ну понятно, что это был май 2018 года и начиналась предвыборная компания Порошенко, и ему нужна была антироссийская кампания, которая строилась на трех принципах: мова, вира, армия… Вот на этом фоне надо было показать, что есть российская пропаганда, и вот он, живой пример. Причем, что стало для меня неожиданным, что первыми меня начали обвинять в пропаганде и муссировать тему моего обмена те люди, с которыми я работал, коллеги с которыми я начинал еще в Днепропетровске. 

Кирилл Вышинский, автор книги "Жил напротив тюрьмы", журналист


В ТЮРЬМЕ 

С тюремной медициной было не очень хорошо, там резко сократили все ставки, был фельдшерский пункт, в который раз в неделю приходил врач. А у меня была застарелая травма неврологическая, и на фоне этих потрясений у меня начались большие проблемы. Когда нужно было сделать какое-то обследование, меня нужно было вывозить. А это головная боль для СБУ, поскольку они, наверное, думали, что меня будет отбивать батальон Псковской дивизии ВДВ или то, что Черноморский флот войдет и встанет на рейде Херсона. В общем, меня неохотно возили в больницу, а когда возили, меня за один трижды отправляли, и только на третий раз провели исследование, которое необходимо, меня осмотрел врач.

Кирилл Вышинский, автор книги "Жил напротив тюрьмы", журналист


ПЕРЕД ОБМЕНОМ 

Вы вину признайте. Тогда вы пойдете по сокращенной процедуре, вас быстро "досудят", и вас президент помилует". Я говорю: "Что я должен подписать?" - "Ну то, что у вас в обвинительном акте". Я говорю: "У меня в обвинительном акте написано, что я при помощи 72 статей, опубликованных на подконтрольном мне сайте планировал разрушение суверенного государства Украина и поглощение его Российской Федерацией". При помощи 72 статей. Я говорю: "Я - чудо-оружие, меня должны охранять, беречь как зеницу ока. Потому что чуть больше семидесяти статей, и все, нет больше страны!"… "Вы что, вы думаете, что я буду это признавать? Я похож на идиота?" - "Ну, вы понимаете, что это политическое дело, все будет продолжаться годами" - "Хорошо". А потом все и произошло.

Кирилл Вышинский, автор книги "Жил напротив тюрьмы", журналист


ВОЗМОЖЕН ЛИ "РОССИЙСКИЙ МАЙДАН"?

Вот этого здесь, в России, слава богу, нет. Никто не может сверху надавить и раскрыть зонтик над незаконными акциями. И это, по-моему, самое главное, это и есть суверенитет - когда вы не можете, не хотите и не даете права вмешаться в ваши внутренние дела, особенно, когда это касается внутреннего законодательства… Если число с каждой акцией становится все меньше, а должно быть, по идее, наоборот, по технологии она должна разрастаться, все больше людей втягивать, как воронка…. А здесь нет. Здесь эти штуки не работают. Хотя, все это знакомо, понятно и узнаваемо. Все эти фонарики, цепи, и молодежь, и студенты, кого привлекают в первую очередь, и провокаторы, которые нападают на полицию. Просто смотришь на картинку, если титры убрать - все это я уже видел.

Кирилл Вышинский, автор книги "Жил напротив тюрьмы", журналист


МЕЖДУ УКРАИНОЙ И РОССИЕЙ 

Он очень непростой, этот выбор внутри меня. Наверное, самый сложный вопрос, на который, как мне казалось, я для себя одномоментно ответил. Я для себя сказал так: да, у меня есть Родина, Украина, где я родился, где прожил больше пятидесяти лет, но у меня есть Отечество, и это Отечество - Россия. То есть, страна, которая в какой-то момент заступилась за меня, как за журналиста, и даже не в этом дело, за журналиста - за гражданина, и в этом смысле я понимаю, где мое Отечество.

Кирилл Вышинский, автор книги "Жил напротив тюрьмы", журналист