В Вырице планируют открыть мемориал жертвам детского концлагеря

Через него прошли сотни детей, десятки погибли. А память о нем возродили лишь спустя четверть века после окончания Великой Отечественной войны. Жертвам детского концлагеря в Вырице посвятят мемориал. Губернатор Ленинградской области нашел поддержку идеи в Москве.  

История лагеря, уникальные кадры и свидетельства бывших узников – в сюжете Валерия Фенева.

Губернатор Ленинградской области предложил создать в Гатчинском районе мемориал малолетним узникам фашистских концлагерей. Инициативу поддержало Российское историческое общество. Лагерь располагался в Вырице. Через него за годы войны прошли сотни узников, сколько человек погибло – неизвестно до сих пор. И сама история лагеря стала известна благодаря простым учителям и школьникам. Первые доказательства истязаний над детскими судьбами были получены лишь спустя четверть века после окончания Великой Отечественной войны.

Валерий Фенев, корреспондент ЛенТВ24

Альбом с черно-белыми фотографиями, исписанный детским почерком в конце 60-х составили ученики второй вырицкой школы: когда нашли останки, они первыми взялись за описание судеб, стоящих за страшной находкой. Заполнял его и тогдашний второклассник Рашид Ганцев. Так для него, девятилетнего, открылась история концлагеря в Вырице. История, которой он посвятит свою жизнь. На последней странице уже пожелтевшая фотография – свежевырытая могила и гроб. В нем останки 14 подростков. Это были первые доказательства зверств фашистов в отношении детей. 

Скелетики находили, маленькие скелетики. Если пряжка на животе – мальчик, бантик у головы – значит девочка. И бантики из нейлона, они не перегнивали. В 1969 году была создана могила при входе на кладбище, стела, оградка, такая звездочка, которую ставили ветеранам.

Рашид Ганцев, краевед

В актах о злодеяниях фашистов на территории Ленинградской области концлагерь в Вырице не упоминается. Установлено, что немцы создали в поселке детский дом. Туда свозили многодетные семьи с прифронтовой зоны, многие были из Шлиссельбурга.

Сегодня рассказать, что же происходило в так называемом детском доме за колючей проволокой уже некому. Спустя годы все умерли. Тем уникальна видеозапись, сделанная Рашидом Ганцевым в 1998 году. Бывшие узники собираются у дома, где их морили голодом, избивали, брали у них кровь для раненых фашистов. 

Каждое утро приходил немец, Адольф, и с надзирателем – наша русская женщина была. У них на плече висел немецкий ремень со свастикой. Вот он наматывал этот ремень, чтобы он не скользил, и они лупили. Так лупили, что лопалась кожа и сочилась кровь.

Валентина Пантелеева, узница концлагеря в Вырице, 1998 год

На фотографии дом, где держали детей. Грудничков на первом этаже, тех кто постарше и мог работать на огородах и лесоповалах – на втором. К 90-м годам от него оставался фундамент и цокольный этаж. Сегодня Рашид Ганцев не может найти даже его. Территория лагеря, где погибли десятки детей, отдана под застройку. Кругом новые коттеджи. Так стирается память о голоде, о разлученных семьях, об эпидемии тифа, которая охватила лагерь. И о том, как шли на риск, чтобы заболевших цинично не истребили.

На чем мы спали, не помню. Но спали под немецкими одеялами. Потому что как посмотришь, одеяла были шерстяными, и когда на них посмотришь, то вши. Наверное, никто не видел столько вшей, как люди, переболевшие сыпным тифом. Потому что тиф передается вшами. И лежишь, и смотришь на одеяла, а они ползут-ползут.

Валентина Попова, узница концлагеря в Вырице, 1998 год

Если больше сорока человек заболеют, то всех бы сожгли с лагерем. И была сестра русская, и врач-военнопленный. Они ставили другой диагноз.

Екатерина Близекова, узница концлагеря в Вырице

Статус лагеря не выяснен до сих пор. Кто-то его называет концентрационным, кто-то донорским. Сами узники говорили, что кровь для раненых фашистов брали не у всех. Но факт, такие случаи были, и их, как минимум, десятки.

Вот был Рослов, он говорил, что у него была сестренка в лагере, ее забирали, куда-то увозили, привозили совершенно изможденной, и она говорила: с меня все берут и берут, у меня уже крови нет. Скажи им, чтобы они не брали. И она через несколько дней умирает.

Рашид Ганцев, краевед

С меня взяли кровь. Я потерял сознание. Потом, как выяснилось, меня выбросили на свалку, чтобы я там подыхал. Мама говорила, что меня нашла собака.

1998 год

На сорокалетие со Дня Победы останки маленьких узников лагеря вновь перезахоронили. Вместо скромного надгробия поставили обелиск у дороги на въезде в Вырицу. Туда жители приходят в памятные даты, приносят детские игрушки. Но сам памятник нуждается в ремонте. А на месте лагеря необходимо провести раскопки, уверен Рашид Ганцев.

Лично у меня нет никаких сомнений, что там еще могут оставаться останки. На мой взгляд, эту территорию надо обследовать, пригласить поисковиков, чтобы они как профессионалы обследовали ее. Потому что очень многие из тех, кому пришлось там побывать, говорили, что вот в этом месте хоронили, в лесочке хоронили, на берегу - потом вода поднималась, и могилы скрывались. Таких мест было несколько.

Рашид Ганцев, краевед

Разговор о создании мемориала на месте концлагеря дает надежду, на то, что удастся остановить застройку территории. И чем быстрее от слов перейдут к делу, тем больше шансов, что у нас не появятся новые коттеджи на крови. Как произошло в Луге, где в прошлом году на дачном участке обнаружили останки советских военнопленных. В Вырице, не исключено, что кто-то уже успел построиться на детских костях. 

Теги: вырица концлагерь мемориал
Лента новостей
Все новости