10 января, 15:39

Тихвинский музей пополнился редкими экспонатами из Болгарии

Получили архив перед самым новым годом. Один тихвинец освобождал Болгарию от турецкого ига, другой нашел в ней убежище после поражения белых в Гражданской войне.

Что уже успели понять исследователи - выяснил Виталий Зуев.


Письма от близких, наградной кортик и книги с экслибрисами, неожиданное пополнение музейных фондов произошло благодаря дарителям из Болгарии - это все личный архив морского офицера, участника Первой мировой и гражданской войн родом из Тихвина. Фото самого Сергея Верёвочкина не сохранилось.


Мама пишет сыну о том, как ей непросто живется в Тихвине в годы Первой мировой войны, о том, что она ему очень благодарна за денежное пособие, которое она на него получает.

Вера Бондарева, заведующая Тихвинским историко-мемориальным и архитектурно-художественным музеем


В Севастополь писала и мать, и братья моряка, на конвертах штемпели Тихвина — тогда Новгородской губернии. Кое-где метки военной цензуры. Судя по архиву, связь с близкими прервалась после революции, поздние письма приходили от московских родственников его жены - уже после эмиграции белогвардейца в Болгарию.


На эфесе мы видим надпись "За храбрость", а на конце эфеса вместо шишечки расположен щиток с орденом святой Анны. Кортиков в таком созране не так много.

Вера Бондарева,заведующая Тихвинским историко-мемориальным и архитектурно-художественным музеем


Русское Евангелие, изданное в Лондоне в разгар гражданской войны, томик Тютчева из Германии, в словаре иностранных слов выделено две статьи: пролетариат и революция — это всё книги Верёвочкина.

Белому офицеру в эмиграции помогли точные науки: он преподавал в русской гимназии в Варне математику. А канонерской лодке "Урал", которой на белом флоте он командовал в 20-м году, посвятил даже такой самодельный альбом - в нем вырезки из заграничных журналов, вот эти о неудавшемся белогвардейском десанте на Кубани.

После смерти бездетного эмигранта в 56-м году архив хранился в семье его болгарского друга.

Дом, в котором больше ста лет назад писали письма Сергею Верёвочкину так и стоит в Тихвине - прямо напротив монастыря, на улице Римского-Корсакова, изменилась только нумерация зданий.

Дом по-прежнему принадлежит родственникам офицера — правда именно о его судьбе они, говорят, практически ничего не знали.


У нас семейный архив, он по сей день хранится подняли семейный архив восстановили что-то в памяти своей - стали восстанавливать. Да очень заинтересовала история.

Ирина Федорова, внучка брата С. Верёвочкина


В тихвинском музее Первой мировой войне посвящена отдельная экспозиция — болгарский архив, скорее всего, пополнит ее после детального изучения. Думают и над изданием документов: такие предметы для собраний региона уникальны.


Музейные коллекции не формировались темами, отражающими участие белогвардейцев, их личные истории, истории их семей и сами семьи, они это старались скрывать, придумывались разные истории, что человек уехал, пропал, а на самом деле он служил в белой армии.

Виктор Зюрин, главный хранитель Тихвинского историко-мемориального и архитектурно-художественного музея


Еще меньше известно об унтер-офицере Семене Тимофееве, который погиб в Болгарии в 1878 году.

В музей прислали мемориальную доску — такая же установлена на его могиле. Так исследователь из Бургаса увековечивает память русских, погибших за освобождение этой страны от турецкого господства. Участник русско-турецкой войны, уроженец Тихвинского уезда — правда сотрудникам музея название упомянутой деревни Манадрова незнакомо — это данные военно-исторического архива.