Суд над Олегом Соколовым: на что рассчитывает историк, затягивая дело

С третьей попытки суд начал рассматривать дело Олега Соколова, профессора, который обвиняется в жестоком убийстве свой аспирантки и любовницы Анастасии Ещенко в ноябре прошлого года.

В понедельник, 22 июня, выступили первые два свидетеля. Судья уже не раз говорила о затягивании стороной защиты судебного процесса. Но на что рассчитывает доцент с мировым именем, попавшийся с поличным — пыталась разобраться Ания Батаева.


Сама история, произошедшая в ноябре прошлого года, изначально похожа на грубый анекдот: преподаватель и студентка, разница в очень большая. Хотела уйти – убил. А когда скидывал части тела – поскользнулся, упал. Очнулся на скамье подсудимых. Именно амнезию и демонстрирует 63-летний историк.

Несколько раз судья спрашивал, признает ли Соколов себя виновным. А тот несколько раз уходил от ответа, дескать, отвечу после предоставления всех доказательств. Но разве могут они быть весомее отрубленных рук в рюкзаке ученого и оружия в кармане куртки, вместе с которыми его и выловили из Мойки. Городские камеры все зафиксировали. 

Для тех, кто упустил детали громкого дела. Ещенко у Соколова была не первая. Другая девушка тоже из числа студенток 10 лет назад отделалась побоями. На заявление в полицию должным образом не отреагировали. И все повторилось. Все пассии Соколова помимо того, что были из числа студенток, и в разы младше именитого ученого, так еще и походили внешне на жену Наполеона, которым грезил Соколов. Да и именовали его в ученой среде не иначе как "сир". 

Сир, карета подана, точнее автозак. Вот только он все еще возит историка Олега Соколова не на зону: а туда-обратно из СИЗО в зал суда.

Народный суд сразу признал Соколова душегубом. Доцента на следственный эксперимент привозили в бронебойной каске и бронежилете. Но истинная война продолжается на словах, а в ораторском мастерстве Соколову и его адвокатам не откажешь. Хотя бы в том, как искусно затягивается процесс. Чехарда с защитниками, просьбы ознакомиться с вещдомками, в числе которых и телефон с видео последней ссоры, которая потом случайным образом попала в интернет.

Ещенко как загнанный зверек. Нервы на пределе. А доцент словно издевается, снимает на камеру. Позже он скажет, что никогда не видел такой агрессии, что его бедная Настенька превратилась в чудовище. И вообще Соколов пишет книгу о своей великой любви. Любил, плакал, но моральных сил хватило разрубить на части. Кстати, свою жертву Соколов застрелил спящей: после ссоры он уговорил Анастасию вернуться в квартиру. Обещал отпустить. Поверила. Осталась. Уснула. Вот так "русский Наполеон" владел умами людей. 

В понедельник, 22 июня, в рамках уголовного дела выступил первый свидетель. Врач анастезиолог-реаниматолог Игорь Квактун. Он оказывал медицинскую помощь Соколову, выловленному из реки Мойки. Сначала доцент вел себя неадекватно, кричал, чтобы его не трогали. Медики связали это с переохлаждением. Это типичное поведение. Но вот, когда страшную находку обнаружили, а профессора привезли в Мариинскую больницу, врач задал вопрос Соколову.


Он сказал, что меня удивило. Я преподаватель университета. Ответил, что он выпивал с друзьями-офицерами. Затем вышел прогуляться, увидел, что по мойке плывет рюкзак. Его якобы заинтересовало содержимое рюкзака. Он попытался его достать, а потом оказался в воде.

Врач


Но вот другие части тела Ещенко, найденные в квартире Соколова, эту версию опровергли.

Экспертиза показала – Соколов вменяем. И мало интересны доказательства, которые могут всплывать в ходе расследования. Только приговор. Самый жесткий, без оглядки на пенсионный возраст и детали странного мезальянса.

Анастасии Ещенко нет в живых. Соколов ездит в суд. Очередной 29 июня. Но этому аду должен когда-то прийти конец.

Говорить о Соколове и вспоминать все детали трагедии нужно, пока идет суд. Чтобы за преступлением последовало наказание, а не забвение.