«Делай, что нравится!»: фотограф Александр Петросян рассказал о жизни, работе и вдохновении

В 1986 году он начал работать фотографом, а сегодня уже никто не будет диктовать ему свои правила. Александр Петросян, известный петербургский мастер, выработал свой стиль и технологию незабываемых снимков. «Если я снимал рабочего без улыбки – редактор брал ручку и рисовал её».

Мы спросили о том, как он работает и где ищет вдохновение, а в ответ получили монолог сильного человека. Человека, который в последние годы теряет зрение, но от этого только ещё больше полюбил своё дело. 

Если тебе дают бумагу разлинованную – пиши поперёк! Делай не так, как привычно. Иначе тебя самого начнёт тошнить от предсказуемости.

Александр Петросян, фотограф

Петербург - холодный, непредсказуемый красавец со сложным характером. И, очевидно, любит поплакать. Город в объективе художника всегда особая материя. Лучше просто идти за ним  и ловить момент. По крайней мере, этого правила придерживается фотограф Александр Петросян. Мы знаем его как мастера репортажа и тонкого художника. А он сам говорит, правила нужны, чтобы их нарушать. А ещё, что лучшая фотография – та, где всё пошло наперекосяк.

Как выработать свой стиль?

Это самое кайфовое, что может быть в жизни – когда ты, наконец, делаешь то, что тебе нравится.

Я сам, когда начинал свою деятельность фотографа в далёком 1986 году – пришёл в газету на закрытом заводе – помню вот это клише: человек работает за станком и обязательно улыбается. Потому что у него всё хорошо. Если я снимал без улыбки, редактор брал перьевую ручку и рисовал улыбку. Поскольку цинкография была с очень низким разрешением, это прокатывало.

Когда я начал основательно работать в прессе – это был год где-то 2003 – меня, как и всех, посылали на те или иные сюжеты и говорили: надо снять так-то и то-то. С таким-то фокусом. Часто мне было очень не по себе. Мне было либо очень скучно, либо очень неприятно делать строго в рамках заданий. Я позволял себе какие-то вольности – снимал не так, как от меня ждали. Это в начале приводило к каким-то конфликтам в редакции, но потом, как ни странно, все стали ждать именно этого. Потому что это было всегда неожиданно. Какой-то другой пласт событий. 

Александр Петросян, фотограф

Как сделать хорошую фотографию?

Мне интересно, чтобы фотография, как музыка, в кровь входила внутривенно. Поэтому я себя репортажником не считаю. И фотохудожником тоже – потому что художники любят что-то художественное делать, а я не люблю ничего делать. Мне интересно "подстрелить" то, что уже есть. Потому что жизнь – по моему твёрдому убеждению – намного интереснее того, что я могу сам о ней насочинять.

Вот я шёл – увидел бабушку. В мозгу сразу возникло: бабушка, метель, дорога пустая. Я даже не успел осмыслить – просто вдруг обнаружил себя стоящим на переходе, пригнувшись, снимая бабушку. Как правило, ты снимаешь, ещё не успев осмыслить – потому просто это чувствуешь: оно! То или не то.

Я бы иногда хотел быть толстокожим, не чувствовать – но я чувствую. И не могу пройти мимо. Потому что меня это задевает.

Пиковые – это самое интересное – случаются, когда что-то пошло не так. Исключительно! Это моё твёрдое убеждение. Потому что в обычной ситуации очень трудно из себя это извлечь. Ведь мозг всё равно стремится к каким-то банальным решениям – так или иначе виденным. 

Александр Петросян, фотограф

Взгляд художника

У меня – пересаженные роговицы на оба глаза, хрусталики, была ещё куча сопутствующих операций. Я недавно обследовался. Пересаженные органы имеют меньший ресурс, чем свои собственные – это понятно. Когда-то он заканчивается. Но пока мне сказали не делать операцию, поскольку её успех, мягко говоря, не особо известен. Лучше синица в руках, чем журавль в небе. Я довольствуюсь той ситуацией, которая есть, продолжая снимать. Довольно смешная картинка выходит: один глаз контрастный – но не резкий, другой – резкий, но не контрастный. И оба ещё имеют искажение.

Сама парадоксальная ситуация в том, что, когда у меня было отличное зрение, я практически не фотографировал ничего такого творческого. И лишь когда оно стало портиться, я стал снимать: мне было интересно разглядеть что-то: как окно открывается и закрывается? Это зависит ещё и от внутреннего "окна". Пресловутое слово "вдохновение" - я не люблю красивых слов, но, наверное, каждый замечал, что иногда ты идёшь – а всё вокруг словно четвёртое измерение приобрело. И видишь – всё на каждом шагу творится и как-то волшебно всё. Потом – хоба! – двери закрылись. И ты думаешь: "Что? Как? Почему? Дайте-ка я попробую ещё" - а закрыто, закрыто, не видишь ничего. 

Александр Петросян, фотограф

Как поймать вдохновение?

Мне кажется, его можно стимулировать, если впустить в себя большую дозу каких-то впечатлений. 

Парадокс в том, что сам центральный "золотой треугольник", который у нас ассоциируется с Петербургом – он ведь небольшой. И во все годы приблизительно один и тот же. Ничего нового там не появляется. Питер снимают тысячи людей ежедневно – и даже при такой насыщенной съёмке, когда, казалось бы, вообще нельзя найти что-то новое, всегда находится несколько интересных работ.

Получается, что эта дорога – бесконечно открыта. Для всех абсолютно людей есть возможность снять что-то новое и уникальное. Нужно только захотеть. Понятно, что это – задача трудная, но трудная – не значит невозможная. 

Александр Петросян, фотограф

Теги:
Лента новостей
Все новости