4 августа, 13:47

СК России возбудил уголовное дело по факту обнаружения массового захоронения времен Великой Отечественной войны в Моглино

В Псковской области на месте бывшего концлагеря найдены останки 50 расстрелянных советских граждан. Следственный комитет во второй раз открывает уголовное дело по статье «Геноцид». Сначала Жестяная Горка, теперь Моглино.

В прошлом году было обнаружено массовое захоронение в Новгородской области, там фашисты зверски убили тысячи человек. Дела открыты, найдут ли преступников, увидим ли мы их на скамье подсудимых – об этом в сюжете Валерия Фенёва.


Это уже второе подобное дело за последние 2 года. Год назад такая же статья фигурировала в отношении захоронения в деревне Жестяная Горка в Новгородской области. Там фашисты, по примерным сведениям, зверски убили около 3 тысяч человек: женщины, дети, военнопленные. Но вот что удивляет. В официальном сообщении Следкома массовое захоронение в Моглино названо "ранее неизвестным". А в Жестяной Горке место казни "было обнаружено".

В годы войны и Моглино, и Жестяная Горка входили в состав Ленинградской области. Два года назад мы готовили фильм о судебном процессе над нацистскими преступниками. Он прошел в Новгороде в 1947 году.


"Приговоренных гнали сюда из Луги, Оредежа, Ящеры. Каратели жалели патроны, и добивали жертв прикладами, штыками... Убитых немного присыпали землей и гнали сюда следующую группу приговоренных. Они так и лежат здесь, под этим пригорком".

Архив


Это не вымысел журналиста, нас консультировали профессиональные историки. То есть, еще в 2018 году все это было известно, тела там лежат до сих пор. В приговоре одному из палачей Курту Герцогу были учтены и эти преступления. Про концлагерь в Моглино краевед Юрий Алексеев выпустил книгу-расследование еще в 2011 году.


Это был многофункциональный лагерь, который полностью повторял структуру больших лагерей в Германии, типа Бухенвальда, Освенцима  и других. Там была своя внутренняя полиция, своя охранная структура. Вся структура это лагеря повторяла порядки, которые были в больших лагерях.

Юрий Алексеев, автор книги "Моглинский лагерь: история одной маленькой фабрики смерти (1941-1944)"


Дело в том, что сведения о массовых казнях собирали сразу после освобождения оккупированных территорий. В Ленинградском областном архиве хранятся десятки томов с протоколами допросов о злодеяниях фашистов. Но следователи шли вслед за наступающей армией и ни о какой скрупулезной работе не могло быть и речи.

Вот как осматривали место расстрела около мызы Васильковичи в Лужском районе.


В двух ямах посмотрели, а там около 20 трупов только с краю. Яма какая? Шестиметровая. Приблизительно не меньше 60 человек. А сколько ям? Шесть. Посчитали – всего около пятисот. То есть, никто даже не считал.

Ким Голубков, полковник КГБ СССР в отставке


Кстати, эти останки там лежат до сих пор, правда, ямы с телами не могут найти. Точно также и в Никольском. Там были найдены останки пациентов психиатрической больницы. Сейчас на месте могилы скромный памятник.

Мы знали о местах массовых убийств, но до сих пор не знаем масштабы. И открытые уголовные дела - это возможность эти масштабы узнать, все это как-то осмыслить.


Нацизм сделал военные преступления системой, в которую были вовлечены сотни тысяч исполнителей. Найти и осудить удалось крайне немногих. Советский Союз лидировал по количеству расследований. Было осуждено 24 тысячи иностранных граждан, 70 тысяч советских граждан. Но даже это количество несопоставимо с количеством военных преступлений нацизма.

Дмитрий Асташкин, кандидат исторических наук


Статья "Геноцид" предусматривает наказание вплоть до пожизненного. В шестидесятых годах прошлого века прошли суды над эстонскими преступниками, орудовавшими в Моглино, в Луге судили одного из карателей - Василия Долина. Но многие успели скрыться за границей. И сейчас в живых, наверное, их считанное количество.


Опыт Германии показывает, что реальные судебные процессы вполне возможны. Напомню, что в Германии существует специальная комиссия В Людвигсбурге. Она находит нацистских преступников с шестидесятых годов и доводит дела до суда. Может и у нас что-то подобное удастся, но в гораздо меньших масштабах. Потому что время никого не щадит.

Дмитрий Асташкин, кандидат исторических наук


Я лично не верю, что увижу на скамье подсудимых одряхлевшего столетнего старика с уже помутненным сознанием. Да, многие из преступников избегут кары. Но может, до кого-то из них и донесется слух об уголовном деле. Пусть вздрогнут от страха. А искать останки надо. Надо найти тела убитых под Васильковичами. Их надо похоронить по-человечески. Как сделали в Жестяной Горке, как сделают в Моглино.