17 декабря 2020 года, 15:16

Представители федерального Агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры осмотрели корпуса бывшей мануфактуры барона Штиглица в Ивангороде

Нарушения найдены, расторжение договора аренды через суд.

Мы рассказывали о конфликте между собственником памятника и арендатором. Итоги комиссии однозначны – договор аренды должен быть расторгнут. Однако, у руководителя производства свои аргументы. 


Представители Министерства культуры с помощью полиции все-таки попали на территорию бывшей мануфактуры барона Александра Штиглица. Но визит лишь подогрел страсти. Работники последнего производства на территории мануфактуры устроили акцию протеста. К новому году они все могут остаться без работы.

Чуть больше недели назад арендатор помещений, фирма производит строительный утеплитель, не пустил комиссию на территорию мануфактуры. За это время обе стороны, образно говоря, обросли мускулами. Арендатор привлек юриста, представители подведомственного Минкульту Агентства по управлению и использованию памятников открыли себе доступ на фабрику с помощью полиции и Росгвардии и поставили на проходной свою охрану.

Мы стали первыми журналистами, попавшими на территорию мануфактуры во время конфликта. Это объективный взгляд на то, что происходит вокруг памятника архитектуры середины 19 века.


Вот один из корпусов бывшей мануфактуры. Видно, что работа здесь остановилась, наверное, не одно десятилетие назад. Однако станки по-прежнему здесь оставались. На сегодня часть станков разобрано, следы этой разборки повсюду. Вот там газовые горелки, позади стоит погрузчик.

Валерий Фенев, корреспондент


Установлен факт продолжения ООО "Вакрус" демонтажа и распила производственных станков, в том числе в зданиях, которые обществу не принадлежат. С целью дальнейшего вывоза оборудования ООО "Вакрус" уничтожено оконное заполнение корпусов фабрики. Вопрос о расторжении договора аренды будет вынесен на рассмотрение суда.

Мария Гончаренко, руководитель юридического отдела Агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры в СЗФО РФ


Представители Агентства уверяли, арендатор утилизировал часть оборудования, имеющего историческую ценность. Да, порезаны на металлолом десятки станков. Но исторические ли? Штамп завода производителя – дата производства: 79-80 год.


Все оборудование, которое находится на территории фабрики не дореволюционное, находится на нашем балансе. Если договор будет расторгнут, то оборудование, которое нам понадобится для производства - мы его сохраняем. То оборудование, которое пришло в негодность, мы его утилизируем.

Федор Ноздря, арендатор льноджутовой мануфактуры


Посмотрите на состояние самого производственного корпуса. Если он не принадлежал арендатору, то кто довел его до такого аварийного состояния? Такие разрушения – дело не одного месяца, это годы запустения. Факт второй: собственником корпуса является Агентство, подведомственное Министерству культуры России.


Можно с уверенностью сказать, что те все замечания, которые были высказаны к арендатору, они в большей степени как раз направлены к самому федеральному ведомству, которое на протяжении многих лет никаких действий по восстановлению памятника не предпринимало. Сумма арендной платы исчисляется 80-90 миллионов рублей, из которых ни копейки не было перечислено на реставрацию.

Виктор Карпенко, глава МО "Город Ивангород"


А вот действующий корпус. Здесь работают около ста ивангородцев. На сегодня смена закончена. Возможно, в конце года будет закончена навсегда работа в этом корпусе. Если договор будет расторгнут, то сто человек окажутся на улице. Для города с населением в десять тысяч человек это настоящая катастрофа.

Валерий Фенев, корреспондент


Состояние корпуса также идеальным не назовешь. Может, действительно, арендатор не соблюдал охранные обязательства? Мы получили документы. Увидев даты и штампы, были шокированы. Теперь ваша очередь. Охранные обязательства были оформлены во времена Советского Союза. По словам арендатора, не менялись до сегодняшнего дня.


Я считаю, оснований нет для расторжения договора. Потому что, когда мы подписывали договор аренды и нам передавались эти помещения, износ этих помещений был 60 процентов. Все, что они указывают: трещины, плесень, протечки – они указаны в технических документах к договору. 

Федор Ноздря, арендатор льноджутовой мануфактуры


На фоне всего этого бардака с документацией, с условиями аренды – слова работников сохранившейся части производства – звучат как непреложная истина. Точно не оспоришь. Это факт третий.


Мне вот осталось полтора года до пенсии. Всё, кто меня куда возьмет? Я говорю, пищекомбинат полностью развалился, другой завод - разруха, как после войны. Всё! Работать негде.


Мы выжили в девяностые. Тогда рабочих не выбрасывали. Сейчас страшное время. Нас просто выбрасывают на улицу. Беспредельщину творят они.

Мария Ноздря, сотрудник предприятия


Факт четвертый и последний: до вероятной даты расторжения договора осталось менее 2 недель. Оспаривать претензии представителей Министерства культуры еще можно разве только в суде, а вот выполнить предписания Агентства о ремонте цехов за такой короткий срок нереально. На какие деньги? С продаж утеплителя? Это понимают обе стороны. Есть еще вариант: найти компромисс, но об этом за все время конфликта пока не было и речи.