29 декабря 2020 года, 19:45

Судьбу мануфактуры в Ивангороде будет решать руководство Министерства культуры - у людей пока останется работа

Владимир Путин поручил Министерству культуры России разобраться в скандале вокруг льноджутовой мануфактуры. Так глава государства отреагировал на обращение сотрудников производства.

В новом году десятки жителей Ивангорода могли остаться без работы. Собственник промышленного комплекса, признанного памятником архитектуры, стремится разорвать договор аренды с хозяином производства. Подробнее рассказал корреспондент Валерий Фенев.


Я в 1981 году приехала, вышла замуж в 1987. У нас сначала была коммуналка от фабрики. Здесь жили свекр со свекровью. И им дали квартиру от фабрики… Садик тоже был от фабрики. Большинство ходили фабричных детей. Вставали на очередь, но фабричным была гарантия сто процентов, что ребенка возьмут.

Светлана Пастух, оператор чесального оборудования


Проторенной тропинкой она ходит четвертое десятилетие. У проходной фабрики темные силуэты.  Наверное, их рабочая смена в Ивангороде самая ранняя. Светлана Пастух, как и еще около сотни человек, сотрудники льноджутового производства, чудом уцелевшего в разрушающихся корпусах комплекса, построенного полтора века назад. 


Это чесальная машина, там дальше надо пройти прямо и направо. За столько лет мы все широкого профиля. Раньше я работала ленточницей, прядильщицей. Как в кино: кто на цементный завод? – Я! Вот и тут получается, что за столько лет у людей столько профессий.

Светлана Пастух, оператор чесального оборудования


В советские времена, а их помнит едва ли не каждый сотрудник предприятия, на мануфактуре работало больше тысячи человек. Выпускали мешки для сахара, основу для ковров, крученую нить и даже прошивку для кирзовых сапог. Сегодня делают строительный утеплитель. 


Много ивангородских работало, до закрытия Эстонии люди к нам приходили. Эстонцы работали у нас, нарвитяне, мы работали у них. Как бы было все едино. В 1992 году, когда граница закрылась, очень много людей уходили.

Светлана Пастух, оператор чесального оборудования


Подведомственное Министерству культуры Агентство по управлению и использованию памятников, решило, что производству не место в историческом комплексе барона Штиглица. Представители федерального ведомства обвинили арендатора в нарушении охранных обязательств. Этот шум станков здесь возможно последний раз, а завтра установится тишина, как и в других цехах, где разруха и холод.


- Вы представляете, люди останутся без работы. Люди те, которым работу не найти. Куда идти, где работать? Конечно, все переживают, все расстраиваются, почему так получилось…

- Вы сегодня шли как на последнюю смену?

- Знаете, сегодня да. Взяла конфет, чтобы попить чай с напарниками, новогодние подарочки работникам. Может быть, сегодня и последний день. Как получится.

Светлана Пастух, оператор чесального оборудования


Со слезами на глазах в отделе кадров собирают производственный архив. Старые накладные, отчеты за ударные пятилетки, грамоты. Два альбома черно-белых фотографий. Они еще молодые, уверенные в завтрашнем дне. Начальник отдела Мария Ноздря пришла на производство в начале семидесятых. Отметить полвека на мануфактуре, видимо не судьба. 


- Столько нервов за это время вытрепали, что никаких сил, на инсулин посадили.

- И вы реально считаете, что ничего не сделать?

- Сил нет. Мне не только страшно за себя, мне страшно за него.

Мария Ноздря, супруга Федора Ноздря


Это ей страшно за мужа. Руководителя производства, он же арендатор, к которому федеральные чиновники предъявили претензии. Федор Ноздря называет претензии необоснованным.  Как он считает, договор аренды исполнял полностью - точно по графику отдавал два с половиной миллиона рублей. Только вот ни копейки на восстановление памятника архитектуры Министерство культуры не выделяло.  


Мы не оставим это просто так все. Мы в суд подадим. Вот они сейчас претендуют на то, чтобы все оборудование осталось здесь. Для какой цели им оборудование? Это оборудование наше, оно находится на балансе. Их бы эмоции направить на восстановление корпусов.

Федор Ноздря, арендатор льноджутовой фабрики


Между тем смена подошла к концу. Сотрудники расходятся по домам в неведении, придут ли на производство завтра. Последним покидает цех наладчик, останавливая ход десятков шестеренок чесального станка. 

Как нам стало известно, суд по делу о расторжении договора аренды, назначенный на 28 декабря, не состоялся. А когда обозрение уже было готово к эфиру, мы получили видео. Сотрудники Агентства по управлению памятниками истории и культуры проводят очередную ревизию на территории мануфактуры. По нашим данным, был составлен новый протокол о нарушениях охранных обязательств со стороны арендатора. Можно смело предположить, скандал вокруг наследия барона Штиглица продолжится. Но в то же время, исчезла угроза, что Светлана Пастух и ее коллеги встретят Новый год в статусе безработных.