В деревне Гонгиничи Подпорожского района работала краеведческая экспедиция

В советские времена такие походы за историей, преданиями и легендами имели массовый характер. Сегодня это исчезающая профессиональная деятельность. Один из немногих собирателей прошлого - путешественник Сергей Пинчук. Пешком он преодолел не одну тысячу километров по просторам нашего региона.

Помните, в детстве нам читали народные сказки. Еще на книгах было написано: составитель такой-то. И действительно, в Советском Союзе краеведческие экспедиции были массовыми. Искали старожилов, расспрашивали о местных традициях, преданиях, сказках. Мне казалось, что все это уже в далеком прошлом. Однако, это не так. Еще сохранились краеведческие экспедиции, еще есть люди, которые прошли пешком сотни километров по Ленинградской области.

Таких, как он, профессионально интересующихся историей родного края, в Ленинградской области осталось человек 50. А тех, кто посвятил этому делу не одно десятилетие своей жизни - и того меньше. Путешественник Сергей Пинчук отмеряет очередные свои километры по просторам региона.


Старожилов очень мало, бабулек пять-шесть. В основном это потомки. Но все друг друга знают, у всех есть родословное пересечение, если генеалогические древо рисовать. Поэтому это такой огромный массив родственных душ, любящих эту деревню. Старающихся, чтобы устная история не была забыта.

Сергей Пинчук, путешественник, руководитель экспедиции


В его руках - аэрофотосъемка деревни Гонгиничи, 42 отметки. Помечены дома дачников, дома старожилов — выделены отдельно — это его цель. Он находит Анну Филипповну и сразу же достает уже порядком исписанные убористым почерком листы. И начинает составлять историю деревни Гонгиничи.


Деревня русская, на русско-вепсском пограничье. Вепсы сюда попадали только женившись, смешанные браки были. А так здесь никогда вепсского языка не знали, не было вепсских традиций. Просто по ошибке считали, что это вепсская, потому что по пути в Винницы. Нет.

Сергей Пинчук, путешественник, руководитель экспедиции


И Анна Филипповна подтвердила: не вепсская, а русская деревня Гонгиничи. Сама приехала сюда по разнарядке после войны, и многие соседи также не местные. В ее рассказах - история послевоенной деревни. Своя школа, свой клуб, колхоз, медпункт. Времена ее молодости. Для Сергея Пинчука — это подлинная история.


Мы ходили не только в свой клуб, но и в Ягодное, и в Игнатовское. Пешком, ума не было у девок. Дороги плохие тогда были? – Не было на чем подъехать. Пешком надо 9 километров. До Кары дойдем, сюда дойдем болотами. Ночью идем, снег. Ужас, глупые были. Туда идем – нормально, обратно буря. Мы по льду идем. Ужас. А теперь молодежь дома сидит – никуда.

Анна Раони, житель деревни Гонгиничи


С Сергеем Пинчуком еще два фотографа. Творцы наглядной истории.

Встреча с Марией Самойловой в этой экспедиции — настоящая удача. В деревне прожило уже 5 поколений семьи Самойловых, а дому больше ста лет. Хозяйка почти не помнит жизнь до войны, но воспоминания о начале боев, как сейчас перед глазами.


Финн пришел, и маму выгнали из дома с тремя детьми. Не было ничего ни одеть, ни обуть. Она кое-что взяла. Солдат полный дом был, здесь штаб в нашем доме был. Как сели в лодку, как начали стрелять финны. Я помню, пули летели над головой. Мама закрыла нас фуфайкой.

Мария Самойлова, житель деревни Гонгиничи


На этих сведениях и обрывается подлинная история словами очевидцев. И в этом главная проблема.

Старожилы действительно уходят, их дома занимают новые приезжие.  Связь времен теряется. И вот какой казус. Приезжие о прошлом деревни знают понаслышке, через третьи руки. На этом основании они придумывают псевдоисторию своей деревни.


Местное население замещается приезжими. Откуда оно берется? В основном это дачники из Петербурга. И для меня, как краеведа, и для других важно то, что если мы им сейчас не дадим воспоминания или материалы исторические прошлого – они обязательно выдумают свои новые легенды. У меня такое в практике есть. Местный житель типа тебя, приехал из Петербурга или другого места - он начинает мне рассказывать легенду, которая никакого отношения не имеет.

Игорь Курилов, краевед


А потому эти исписанные от руки листы бумаги и сделанные фотографии — и есть подлинная история Гонгиничей. И как бы не менялось население деревни, документальные свидетельства собраны. Ни додумать, ни придумать теперь уже не удастся.