16 февраля, 16:29

Охотники за черепами: за два месяца обворовали несколько научных учреждений Петербурга

Сначала тысячелетняя печать, потом археологические артефакты, теперь черепа краснокнижных животных. Хранилища едва не лишились ценностей на миллионы рублей. Все подозреваемые задержаны. Но вопросы не только к ним.

Как охраняют достояние страны, не окажутся ли запасники Академии наук беззащитными перед ворами – об этом в сюжете Валерия Фенева.


Охотник за черепами задержан. Им оказался плотник Зоологического института Российской академии наук с криминальным прошлым. Полгода он выносил кости экзотических животных и продавал их 16-летнему школьнику. Тот перепродавал черепа на интернет-аукционах.

Вспомните, что говорили ученые в момент обнаружения кражи: аналогов коллекции нет в мире. Черепа краснокнижных животных: дымчатый леопард, золотая кошка, трехпалый ленивец, панда. Их популяция в мире всего по 10 тысяч особей. И вот, некий условный дядя Вася в характерном синем халате "трудовика", спокойно полгода выносит ценнейшие экспонаты. И никто не хватился потерь.


Большой, достаточно большой спрос на редкие виды черепов животных. Людей уже не удивишь большим яком, большим бараном. Всем хочется экзотики… Для вора череп или другой предмет интерьера представляет исключительно финансовую ценность: продать, обменять или что-нибудь еще. А для коллекционера это - картина, перед другими коллекционерами показать, что у них есть. Сугубо эстетическое наслаждение.

Сергей Беспалов, таксидермист


Там проходной двор что ли? События последних месяцев навевают мысли о том, что утверждение недалеко от истины. В Петербурге это уже третий случай кражи из учреждений Академии наук. В конце декабря из архива пропадает оттиск печати 12 века, в новогодние каникулы из Института истории материальной культуры исчезли 26 артефактов. Часть из них датировались первыми столетиями нашей эры.

Ему предметы понравились, поэтому он взломал дверь в подвал, и 3 дня подряд приходил за историческими ценностями.

Вы когда-нибудь были в фондохранилищах наших научных или музейных учреждений? Мне довелось, в Эрмитаже. Из простых коробочек научный сотрудник достает артефакты начала нашей эры и Средневековья. Хранятся они на стеллажах, место которым в музеях антикварной мебели.

Что говорить о хранилищах, если воруют с экспозиции знаменитых музеев. Помните, 2 года назад, в январе, мужчина у всех на глазах вынес из Третьяковской галереи картину Архипа Куинджи "Ай-Петри". Снял со стены, вытащил из рамы и вынес. Словно скопировал сценарий знаменитого советского фильма.


- Что несете?

- Картину Рембрандта. Граждане, пропустите нас вперед. У него в руках картина из музея, а это народное достояние.

х/ф. "Старики-разбойники", реж. Э. Рязанов, киностудия "Мосфильм", 1971 г.


Научные учреждения подчинены Министерству образования и науки, музейные - Министерству культуры. Кстати, с 1 января вступил в силу приказ Минкульта о единых правилах охраны.  Минобрнауки охраняет по постановлению Правительства четырехлетней давности.


Там существуют требования, кстати, и по контролю, и по охране, и по физической охране, и по оснащению критических объектов инженерно-техническими средствами. Как они были выполнены – это вопрос контроля. Мы не знаем этого – это вопрос следствия. Может уделять этому вопросу внимание, как Минкультуры? Опытом воспользоваться, и разработать такие же документы, как Минкультуры?

Алексей Старшов, советник председателя правления Ассоциации "Безопасность туризма"


Подойдут ли стандарты Минкульта Минобрнауки – вопрос. Но если "несуны" запросто воруют коллекции на миллионы рублей, можно представить какие ценности, в том числе и в денежном эквиваленте, хранят запасники наших научных учреждений. Делать что-то надо. Бабушки-вахтеры и старая сигнализация воров не остановят.