«Мы – не наливайка!»: как бары Петербурга борются за своё существование

Петербург как гастростолица может потерять свои уникальные бары. Не все – только те, что не подойдут по критериям нового «закона о наливайках». Его обсуждение началось в мае. Депутаты предложили убрать из жилых домов Северной столицы торговые точки, где продают алкоголь, но только небольшие, до 50 квадратных метров.

Рациональное зерно есть, но ещё не принятый закон "чудовищным" назвали не только рестораторы, но и петербуржцы. В соцсетях развернулись целые кампании. Люди вышли с табличками "Мой бар – не наливайка". Мы попытались понять – есть ли путаница в понятиях и кто борется за жизнь вполне законно.


Авторы законопроекта, который в народе получил название "закон о наливайках", уже вышли на диалог в бары Петербурга.

Все заведения, которые оказались в зоне риска, а это торговые точки меньше 50 квадратных метров в жилых домах, автор закона, петербургский парламентарий Денис Четрыброк, обещал рассмотреть по-отдельности. Чтобы потом решить – кого закрывать, а кого нет. Рестораторы в ужасе: вообще не понятно, чего ждать.


В том и дело, что мы совершенно не понимаем, что можно относить в 50 метров зала обслуживания. Можно ли относить, допустим, барную стойку — если она контактная. Можно ли относить забарное пространство — как в случае магазинов, где торговой площадью считаются, в том числе, и выставка — демонстрация — товаров.

Кирилл Майстров, владелец паба крафтового пива


Что закон "чудовищный" быстро заговорили в соцсетях. О том, что есть точки шумные, никто не спорит, но в городе много камерных баров, где всё иначе. На их защиту встали петербуржцы: запустили в сети хештег "Мой бар – не наливайка".


За четыре с половиной года существования нашего бара в жилом доме — в спальном микрорайоне, который только окружён жилыми домами - у нас не было ни одного конфликта с жильцами. И уж, тем более, ни одного вызова полиции в бар. Любой депутат может своим запросом в МВД это подтвердить.

Кирилл Майстров, владелец паба крафтового пива


Кирилл Майстров 4 года развивает свой бар в Калининском районе Петербурга. Спокойно жил и платил налоги. Тяжело, как и весь малый бизнес, пережил пандемию – потерял 300 тысяч рублей прибыли. Но была надежда, что всё хорошо кончится.


Я никого не уволил. Я продолжал выплачивать им хотя бы оклады. Не МРОТы — а те, на которые можно жить. Я не копил долги по ЖКУ, я не копил долги по аренде. Всё платилось день в день. Из собственных запасов. А сейчас мне говорят о том, что мне нужно — по очень скромным подсчётам — для того, чтобы расшириться, мне придётся снести подсобку, снести склад, перенести свежеотремонтированный туалет за 50 тысяч. Мне нужно около 250 тысяч рублей.

Кирилл Майстров, владелец паба крафтового пива


Его заведение, подчеркнул владелец, не надо путать с "наливайкой". Эти работают по двойной лицензии: до 22.00 – магазин, после – бар, где и уборной-то нет. В камерных заведениях гости спокойнее и цена выше.


Вот наша новая реальность: маска, перчатки, антисептик, защитный головной экран. И только после этого — в бой.

Кирилл Майстров, владелец паба крафтового пива


Барам выставили ещё одно условие. Чтобы выжить, надо быть "авторским" заведением. Одна проблема – такого юридического понятия в стране ещё не существует, но есть представление.


Что это такое? Во-первых, это предполагает определённую камерность. Это небольшой по площади объект. Второе: есть принципиальное понимание, что мы должны учитывать мнение жильцов. В данном случае, критерием такого бара будет отсутствие системных жалоб в правоохранительные органы на нарушение тишины.

Денис Четырброк, депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, председатель комитета по законодательству


Хороший бар, по мнению авторов законопроекта, ещё и популярен. Имеет оценки в гастрономических рейтингах. О ком все говорят – это о заведении в центре Петербурга. Там получить можно не только отзыв, но и крепкое словцо. Концепция такая. Гость может выбрать степень жёсткости, с которой с ним будет общаться персонал. Если брать по-максимуму, то и в еду плюнут.


И некоторые только рады. Ты плюнул жвачку в салат – и все такие аплодируют. Ещё салат! Мы всегда предлагаем: "Давай, мы тебе нормальный дадим. Вместо этого!" - потому что несмотря на весь треш у нас хороший сервис. Реально классное меню, мы очень много усилий сделали, чтобы предложение было, действительно, хорошее. То есть, это – такая грань между трешем и абсолютной адекватностью.

Александр Кравец, арт-директор бара


В том, что гости могут быть разные, здесь видят свою прелесть: это как искусство любить всех такими, какие они есть.


У людей – голодание до таких заведений, потому что вот уже здесь сидит вот это отношение, что тебе все лицемерят, говорят "спасибо", улыбаются. И все понимают, что это не правда. У человека – целый багаж своих проблем. Наши официанты – даже если им сильно трудно – могут всю свою отрицательную энергию выплеснуть на гостей – и они только рады будут!

Александр Кравец, арт-директор бара


В концепт авторского бара они явно укладываются. И по площади больше 50 квадратов. Но о коллегах, кто не пережил пандемию или теперь вынужден будет закрыться из-за новых правил, говорят с горечью. Пока им дали отсрочку до января 2021 года. Потом Санкт-Петербург как гастростолица может потерять около сотни заведений.